• sofyazhuravleva3

В. П. СОЛОВЬЁВ-СЕДОЙ В КОМАРОВО И РЕПИНО

"Пожалуй, лучший памятник наших дел – Дом творчества композиторов в Репино: пятнадцать гектаров, на которых сооружено двадцать семь трехкомнатных дач, великолепно обставленных, с роялями, радиоприемниками и проигрывателями, с отделанными кафелем ванными, с горячей и холодной водой. Живи, работай, радуйся"


В. П. Соловьев-Седой.


С именем одного из величайших русских композиторов-песенников на побережье Финского залива связано два адреса - Дом творчества композиторов в Репино и дача на Большом проспекте в Комарово.

Дача Соловьева-Седого (1965 г.) не поражала архитектурными изысками. Типичный дачный домик времен расцвета садово-огородных товариществ. Самого композитора, прогуливающегося по Большому проспекту со своей собакой, хорошо помнят старожилы поселка. А. Л. Ярошенко вспоминает: «Он был очень простым человеком, всегда останавливался, расспрашивал нас (подростков) о житье-бытье, приходил в лагерь, играл на пианино и пел нам свои песни». Песни на музыку Соловьева-Седого почти мгновенно разлетались по стране. Его «Подмосковные вечера», написанные в Комарово, стали визитной карточкой России и до сих пор звучат в самых разных уголках планеты. Внук Василия Павловича вспоминает, что к даче часто подходили «люди и пели «Подмосковные вечера». Это были экскурсанты из домов отдыха. Дед в последние годы жизни роптал: "Да неужели я только "Подмосковные вечера" написал?"». На даче Василий Павлович много работал, но не отказывал себе в удовольствии сходить на рыбалку, за грибами, гулял по берегу залива. "Я и прежде любил комаровские сосны, свист недальней электрички, неглубокую» "чумазую", какую-то тощую воду Финского залива, эти репинские места, ставшие со временем… еще и соловьевскими, – вспоминал Г. Горбовский. – И при Василии Павловиче неоднократно проживал я в писательском Доме творчества, расположенном в сотне метров от дачи композитора. Бегал к нему на преферанс и чай. Но почему-то теперь, приезжая в Комарово, я все реже сворачиваю в сторону соловьевской дачи. Мне все еще невыносимо наблюдать этот чистый, нерушимый снег вокруг порожнего гнезда, снег, не отмеченный его следами, не пропечатанный покрышками его "Волги", такой безмолвный, немузыкальный снег. И утешает одно, что это не снег забвения". Источники: sobaka.ru, И. Снеговая


Из сборника "Василий Павлович Соловьёв-Седой: воспоминания, статьи, материалы". М. Матвеев


"Иногда Василий Павлович располагался работать в Репинском Доме творчества композиторов. Как-то я привёз ему туда очередную партитуру - серенаду для кинофильма "Она вас любит" на стихи Соломона Борисовича Фогельсона:

По песку иду прибрежному

В этот вечер голубой,

И шумит волна по-прежнему,

Где гуляли мы с тобой.

Просмотрев оркестровку, Василий Павлович вышел меня проводить. Мы пошли тихонько к остановке автобуса. В сгущающихся сумерках на Финском заливе возникал и пропадал огонёк Толбухина маяка.

- Как выйду здесь на бережок, обязательно вспомню стихи Саши Чуркина, была у меня такая песня:

Выходи сегодня на залив

Поглядеть на пляшущие воды,

Где в такой отчаянный прилив

На Кронштадт уходят пароходы...

Во время прогулок мы вели задушевные разговоры о том о сём".В любой дружеской компании Василий Павлович становился центром внимания. Держал себя уверенно, спокойно, немного барственно. Но в обращении был прост. Как-то в Репине он, большой любитель собирать грибы, пригласил нас - мою жену и меня: "Тут неподалёку знаю хорошее местечко". И вот мы уже несёмся с ветерком куда-то за Выборг. Шофёр Виктор напевает: "Дорога, дорога нас в дальние дали зовёт..." Василий Павлович молчит, терпит...


Грибов мы нашли в тот день немного. Но меня поразило восторженное выражение лица молодого солдатика - часового на пограничном пропускном пункте, широкий жест, которым он, козырнув и не дожидаясь, пока Василий Павлович достанет документы, пригласил нас следовать дальше. Народного композитора знали, любили и здесь".

Из сборника "Василий Павлович Соловьёв-Седой: воспоминания, статьи, материалы". В. Константинов, Б Рацер

Наш первый композитор

"1960 год. Олимпийские игры в Риме. О наших чемпионах пишутся стихи, песни, очерки, а мы решили сочинить музыкальную комедию. Название нашлось быстро - "Олимпийские звёзды", а вот композитор...

Мы были молоды, нас никто не знал (это была перавая наша пьеса), но тогдашний главный режиссёр Ленинградского театра Музыкальной комедии Ю. О, Хмельницкий рискнул познакомить с нею самого Соловьёва-Седого. "Я знаю, что он недавно был в Риме, - сказал Хмельницкий, - к тому же он любит спорт и начинающих авторов".

Восторгу нашему не было предела! <...>

А дальше началась работа. Мы поехали вместе в Репино, в Дом творчества композиторов. Совсем рядом, в посёлке Комарово, у Василия Павловича была дача, но он не любил работать там: многочисленные экскурсии из соседних домов отдыха считали своим долгом петь у его забора знаменитые "Подмосковные вечера".

В Репине мы жили в двухэтажном коттедже: Василий Павлович внизу (там был рояль), а мы вдвоём наверху. Когда возникала необходимость что-либо поправить в тексте, он стучал по батарее, и мы стрелой летели вниз. Такой же сигнал, только более длительный, он подавал нам, когда заканчивал очередной музыкальный номер. Тут уж мы неслись пулей. Бывали дни, когда батарея "молчала". "Идёмте гулять", - мрачно говорил он, и мы понимали, что у него что-то не ладится. Мы шли вдоль Финского залива: впереди он, заложив руки за спину, а сзади мы - как телохранители. И вдруг он замедлял шаг, начинал что-то напевать. Прогулка быстро заканчивалась. Не снимая плаща, Василий Павлович садился к роялю, а мы, боясь вспугнуть вдохновение, на цыпочках поднимались наверх и устремляли свои взгляды на батарею...

И вот наконец премьера.

<...>

Мы решили, что наша творческая дружба на этом закончится, но... мы снова поехали вместе в Репино. "Восемнадцать лет" - так называлась наша новая оперетта. В ней рассказывалась история одной любви, пронесённой сквозь все испытания и невзгоды войны".




Из сборника "Василий Павлович Соловьёв-Седой: воспоминания, статьи, материалы". И. Радчик

Уже в зрелом возрасте, когда Седому было под пятьдесят, он вместе с Иваном Дзержинским завёл тоненькую школьную тетрадку и попытался создать нечто вроде "Чукоккалы", но на музыкальный лад - "Музыкоккалу". Говорили, что на эту мысль его натолкнул Константин Симонов, который в 1956 году жил некоторое время в Репинском Доме творчества композиторов, работал над романом "Живые и мёртвые". "Музыккоккалы" не получилось, тетрадка эта пропала, но некоторые записи сохранились в памяти.

"Доска объявлений:

Вместо оперы "Сибирский цирюльник" пойдёт опера "Похищение из сарая".

Вместо оперы "Орлеанская дева" пойдёт "Весёлая вдова".

Вместо "Свадьбы Фигаро" пойдёт "Женитьба белугина".

Вместо оперы "Рига летом" пойдёт опера "Тоска".

Вместо романса "Средь шумного бала" будет исполнено "Не пей, красавица, при мне".

Из сборника "Василий Павлович Соловьёв-Седой: воспоминания, статьи, материалы". В. Баснер

"Как член композиторского союза, я нередко приезжал в Дом творчества композиторов "Репино", находившийся неподалёку от дачи Соловьёва-Седого. Договаривались гулять вместе, по твёрдому расписанию: с самого раннего утра и до полудня Василий Павлович работал, а уж потом мы отправлялись на прогулку".



Из беседы Исаака Шварца с Светланой Самоделовой.


Дверь распахивается, на пороге - стройная улыбчивая женщина, любимая жена Шварца - Антонина.


- Исаак Иосифович работает, - показывает она на отдаленно стоящий флигель в саду, - пойдемте пока пить чай. На открытой террасе пахнет медом. Из-под скамейки выбивается гречиха и лютики. Я наконец понимаю, почему Шварц забрался в такую глушь...


Сквозь заросли полыни идем на звуки рояля к бревенчатому дому. "Дай мне твою руку, - поднимается с табурета невысокий седоватый хозяин дома, - если почувствую, что твои биоритмы не совпадают с моими, говорить не буду..." Я замираю, как на приеме у врача. "Ты добрый человек", - слышу я наконец "приговор". - Говоришь, любишь мои песни? Ну-ка, напой". Я тихонько блею: "Не везет мне в смерти, повезет в любви..."


- Знаешь, - улыбается маэстро, - я никогда не думал, что эта песня из "Белого солнца пустыни" станет настолько популярной. Конечно, даже признанные мастера иной раз не знают, будет иметь успех то или иное их произведение. Помню, как-то поздней осенью в Доме творчества "Комарово" пришел ко мне в гости Василий Соловьев-Седой. Снимая пальто, из одного бокового кармана он вынул бутылку шампанского, из другого - бутылку коньяка и сверток нотной рукописи. Василий Павлович сел за рояль и спел две свои новые песни - "Дороги, дороги" и "Подмосковные вечера". "Как думаешь, Исаак, какая из них пойдет, а какая нет?" - спросил он меня. "По-моему, Вася, скорее запоют "Дороги, дороги": у этой песни мелодия попроще, она будет легко запоминаться, - заявил я тогда маэстро. - Ну, а "Подмосковные вечера" вряд ли запоют..." Время показало, насколько я ошибался... Я тебе скажу, - понижает голос маэстро. - Успех или неуспех песни - вещь мистическая. Важно все: как сочетаются слова с музыкой, кто ее первый исполнитель, если она впервые звучала с экрана, то в кадре ли она звучит или за кадром, положительный или отрицательный герой ее исполняет...





***

Вдова Ф.Г.Углова, Эмилия Викторовна Углова-Стрельцова, рассказала, что у семьи Соловьева-Седого так же, как и у Угловых, была дача в Комарово, но поначалу знаменитый хирург и не менее знаменитый композитор не общались – не довелось встретиться…Но вот однажды сама Эмилия Викторовна приобрела в музыкальном магазине сборник песен Соловьева-Седого, которые очень любили и с удовольствием пели в семье Угловых. Ей пришла в голову мысль получить автограф композитора, и она пришла со сборником к нему в дом.


Хозяина не было, дверь открыла его супруга. Выслушав просьбу Эмилии Викторовны, она сказала, что это – прекрасный повод познакомиться поближе. Поэтому Василий Павлович сам придёт в гости к Угловым.


Знакомство и общение состоялось! Соловьев-Седой пришел к Угловым утром, а ушел уже под вечер. Они с Федором Григорьевичем пили чай, много смеялись, музицировали и разговаривали обо всём на свете… И главной темой этих разговоров было творчество, которое играет определяющую роль в любой отрасли – будь то музыка или хирургия…


Позже внук В.П.Соловьева-Седого, Глеб, часто отдыхавший на даче знаменитого деда, подружился с сыном Ф.Г.Углова Григорием.

Просмотров: 3Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Наш адрес

Россия, 197738, Санкт-Петербург, посёлок Репино, Приморское шоссе 471

Свяжитесь с нами

TEЛ.: +7 (812) 432-07-52  

         +7 (921) 638-19-53

EMAIL: ginkoolga@yandex.ru

Мы принимаем

Show More

Присоединяйтесь

  • Наша группа
  • Коттеджи в Репино на Фейсбук

© 2019. Дом творчества композиторов Репино. Сайт создан на Wix.com

Все документальные и фото- материалы на сайте опубликованы в образовательных и ознакомительных целях и ни в коем случае не могут быть использованы в коммерческих интересах